©2020 Vera Pavlova

Семь книг

М., ЭКСМО, 2011

В наше непоэтическое время стихам замечательного современного поэта Веры Павловой удалось не только вызвать живой отклик в сердцах сотен тысяч читателей в России, но и обрести мировую известность: они переведены уже на 20 иностранных языков. Фильмы о поэте сняты в России, Франции, Германии, США. Новая книга Веры Павловой уникальна тем, что в ней под одной обложкой собраны целых семь ее книг.

 

ПОПУТНЫЕ ПЕСНИ

(двенадцать вокализов

1
ой растенья насажденья 
в первородном саду 
метастазы наслажденья 
по всему животу 
восхожденье наважденье 
ой держи упаду
клеток перерожденье 
в полную пустоту


2
Падая жертвой любовной 
картечи на дно воздушной ямы блаженства, 
теряю постылый дар речи, 
обретаю заветный дар жеста, 
поднимаю веки прозревшей кожи, 
чешуей очей библейски одета.
Для чего же выпытывать так тревожно:
Скажи, как ты? Скажи, где ты?


3
Где-где?
На звезде,
у тебя на бороде,
на простыночном холсте 
в подвенечной наготе, 
далее

везде.


4
Супружеское ложе, 
супружеская лужа, 
чья, тот в ней и лежи. — 
Да оба хороши.


5
и стал свет
​внутри живота 
и закрыла глаза
​боясь ослепить 
и закрыла лицо
​как Моисей
и увидел ты
​что мне хорошо


6
Тебе ничего не стоит на миллионы частей раздробиться. 
Мне нужен месяц, чтобы снести одно яйцо.
Ты ищешь себя, примеряя разные лица.
Я меняю кремы, чтобы не изменилось мое лицо.
Меня любили многие и любить меня тебя научили. 
Я любила многих и научилась любить одного. 
Короче, акмэ. Но все мои слабости остаются в силе. 
Золотое сечение. Но времени остается всего ничего.

 
2011semknig.jpg
 

7
Мы увидим небо с овчинку, 
догадаемся, чья папаха.
Мы узнаем свою начинку
на разделочных досках страха. 
Мы поймем: оправдаться нечем. 
Мы заглянем в глаза воловьи 
тихих ангелов междуречья, 
грустных демонов послесловья. 
Послелюбья нежнейшие нети! 
И периною гробовою,
чтобы нас не увидели дети, 
мы укроемся с головою.


8
Спим в земле под одним одеялом, 
обнимаем друг друга во сне. 
Через тело твое протекала
та вода, что запрудой во мне.
И, засыпая все глубже и слаще, 
вижу: вздувается мой живот. 
Радуйся, рядом со мною спящий, — 
я понесла от грунтовых вод
плод несветающей брачной ночи, 
нерукопашной любви залог. 
Признайся, кого ты больше хочешь: 
елочку или белый грибок?


9
Пахари паха,
оратаи рта,
рыцари страха,
упрека, стыда,
вкладчики, пайщики 
средней руки,
мальчики с пальчиками... — 
Мужики.


10
но не измерить вам 
сколько не мерьте
место впадения
смерти в бессмертье


11
С наклоном, почти без отрыва, 
смакуя изгибы и связки, 
разборчиво, кругло, красиво... 
Сэнсей каллиграфии ласки 
внимателен и осторожен, 
усерден, печален, всезнающ... 
Он помнит: описки на коже 
потом ни за что не исправишь.


12
нежней не бывает —
​а он все нежнее 
сильней не бывает —
​а он все сильнее 
грустней не бывает —
​а он все грустнее 
нужней не бывает —
​а он все не с нею

 

Другие книги

Женщина
Либретто