Линия отрыва

СПб., Пушкинский фонд, 2000

Третья книга Веры Павловой включает в себя два произведения крупной формы: венок сонетов «Первая глава» и поэму «Акафист грешнице».

 

Первая глава

И назвал Бог свет днем, а тьму ночью.

И был вечер, и было утро: день один. (Быт.1, 5)


1. Небо и земля


Ты начал с неба, скованного тьмою, 
Как льдом, ты начал с неба и земли. 
И небо нависало над землею
И раздавило б, если бы не “и”.
И Божий Дух носился над водою 
Еще не сотворенной, и вдали 
Ржавели горы рваною грядою 
Не вовремя, но горы не могли
Себя поверить Книгой, ибо Книга 
Во тьме таится, ибо воды лика
Не отражают, и закона нет,
И тянется предвечной ночи иго
До страшного, немыслимого мига, 
Когда во всей вселенной вспыхнет свет.


2. Свет


Когда во всей вселенной вспыхнет свет, 
Тот, для которого не надо солнца,
Все станет светом. И любой предмет, 
Как яблочко китайское, нальется
Янтарным cветом. И любой обет, 
Который легче пьется, чем поется, 
Свою изнанку явит на просвет, 
Которая с лицом во всем сойдется,
С тем благодушным, тем благоуханным 
Лицом, нерукотворно, оком рьяным 
Творящим прописные чудеса.
И преданно, влюбленно, покаянно 
Со всех планет сольются океаны, 
Чтоб отразить веселые глаза.


3. Вода


Чтоб отразить веселые глаза, 
Достаточно одной проточной лужи, 
Которую оставила гроза
В начале мая. Океан не нужен.
А нужен дом, окно на кухню, за 
Которым бабушка готовит ужин,
И мне осталось целых полчаса
Ходить по лужам. Щепка, ну же, ну же,
Преодолей злосчастный сей затор, 
Пересеки блаженный этот двор, 
Пройди сквозь землю и очнись рекою,
и вырвись на доверчивый простор, 
Где я тебя ищу с тех давних пор, 
Когда качалась на волнах покоя.

 
 

4. Суша


Когда качалась на волнах покоя 
Коричневая первая земля,
Не всматриваясь в горизонт с тоскою 
По кораблю, не зная корабля,
Подмахивая страстному прибою, 
С прибоем одиночество деля, 
Довольная прибоем и собою,
Не зная ни цикад, ни ковыля,
Когда она, дневной растратив пыл, 
Лежала в ожидании светил
И нежилась в испарине закатной, -
Тогда, сокрывшись частоколом крыл,
Ты смерть под псевдонимом сотворил 
Со скромностью похвальной и понятной.


5. Трава


Со скромностью похвальной и понятной 
Травинка не солирует в траве, 
Предпочитая контрапункт невнятный
И растворенье в путанной молве.
Разделит по-соседски света пятна, 
Росу и дождь, и ветер в голове,
И утаит, расправив стебель мятный, 
Амуры-шуры-муры в мураве.
Когда же мухи белые завьются, 
И не на кого будет оглянуться - 
Пойдет навстречу холоду одна,
Как будто можно до земли не гнуться, 
До неба в одиночку дотянуться.
Но разве не из рая семена?


6. Деревья


Но разве не из рая семена?
Не знаю. Но плоды, они из рая, 
Обратный адрес - жилок письмена, 
Чей почерк разбираю, собирая
В корзину яблоки. Она полна.
Я не полна. Я лишь одна вторая. 
Мой первый, половину хочешь? На. 
Я выбрала сладчайшее. - Я знаю. -
Ты знаешь, потому что не познал, 
Что знание твое - слепой безнал, 
Который обналичить так непросто,
Что неизбежны кризис и развал, 
Коль скоро не решил, не доказал, 
Плоды ли, семена ли в небе звезды.

 
2000liniaOtryva_4_edited.jpg
 

Другие книги

Второй язык
Четвертый сон
 

©2020 Vera Pavlova

  • Facebook
  • Instagram