Владимир Домашнев
"Когда приходит вдохновение"

Мой портрет

Мой портрет? Если сам себя не похвалишь, то кто же тебя похвалит?

Итак, у меня довольно миловидное овальное лицо. Небольшой, аккуратный носик, волевой подбородок. Рот? Вообще, рот довольно аккуратненький со слегка припухленькими губами. Большие ресницы, которым завидуют девочки. Зубы белые и прямые, но улыбка, к сожалению, не голливудская. Вот цвет глаз трудно описать. Это сбор каких-то серо-зелено-голубых тонов. Зато брови имеют некоторый излом, говорящий о моей наблюдательности. Когда я удивляюсь, на лбу появляются морщинки, но это пока не от старости, а от гримас. Волосы довольно светлые (скорее светло - русые), обычно падают на лоб, и никак я не могу оттуда их убрать повыше. А уши не оттопыренные, чистые, между прочим. А вообще я очень незлобивый, веселый и юморной мальчик, и это естественно отражается на моей замечательной физиономии. Очки являются последним штрихом в моем портрете.


Как приходит вдохновение

Насколько могу судить, вдохновение приходит так: когда Бог начинает думать, вокруг него кружатся мелкие существа. Постепенно они слипаются и начинают падать как снежинки на все планеты, в том числе и на Землю. Эти существа прилипают к человеку и постепенно проникают в его душу. И вот человек сидит, задумавшись, за своим письменным столом, и вдруг его осеняет идея. Он ничего не видит, ничего не слышит, все мысли заняты работой. А вокруг него образуется целое облако части, которые постепенно переходят к другим людям, которые читают его труды.

Откуда ты взялся?

Сказка для младшего брата

Как-то раз мама читала интересную книжку, в которой были фотографии маленьких детей. Одна фотография маме очень понравилась, и она захотела иметь такого же мальчика. Мама попросила у Бога, чтобы он ей дал такого же ребенка. В это время за окном пролетал ангел и нес душу младенца, и как только мама увидела ангела, картинка ожила, и ты появился.


Эпитафия

Не подходи сюда, прохожий.

Здесь злой Кощей теперь лежит.

Он в жизни был неосторожен,

Придурковат и ядовит.

И вот пробил момент счастливый -

На Суд Господний он летит.


Из жизни наших предков

Наш прадедушка Петр был человек необычный он был металлический. Все дело в том, что во время Великой Отечественной войны его ранило разрывной пулей, которая перебила локоть левой руки, нашпиговав его осколками. Врачи хотели ампутировать руку, но прадедушка отказался, и с тех пор рука болталась на одном сухожилии, а в ней 19 осколков, с которыми ничего нельзя было поделать.

После этого, когда прадедушка летал на самолетах и проходил через магнитный контроль, всегда поднимался звон. Прадедушку останавливали и спрашивали: "Что у Вас есть?" А он шутил: "Бомбу я не везу. Только осколки..."

Так его сопровождало по жизни эхо войны.

Пьеса "Я"

Действующие лица:

Мальчик в очках

Кот

Голос Бернеса

Кошка

Пакет простокваши

Стул

Мальчик в очках:    Хотел худеть, а съел всю кашу.

Кот:    Ну, хоть не выпил простоквашу!

Голос Бернеса из приёмника:    Шаланды полные кефали

Кот (мечтательно):    Кефаль когда-то мы едали.

Кошка:    Сметана, сливки

Мальчик в очках:    мармелад

Кот:    Ну, мармеладу я не рад.

Мальчик в очках:    Вот сколько шума из-за каши.

Кот:    А, кстати, как там с простоквашей?

Пакет простокваши:    Ну, не дожить мне до обеда.

Стул:    Хозяин просто непоседа.

Мальчик в очках:    Какой кошмар! Пакет пустой!

Кот:    Не может быть!

Мальчик в очках:    Уверен!

Кот:    Ой!


Стихотворенье-лесенка

Стихотворенье -

лесенка

спускается

к ручью.

Слова

по ней

журча

бегут.

Бегут

и спотыкаются,

бегут

и кувыркаются,

и в ручейки

сливаются,

и песенки

поют.

И не слова уж -

реченьки

по лесенке

бегут.

Озорники

веселые

внизу со смехом

ждут,

когда стечет

вся лесенка,

чтобы устроить

пруд.

Святочный рассказ

Как-то раз в Рождественскую ночь самолет со школьниками из Африки перелетал Россию. Африканский мальчик увидел в иллюминатор заснеженные равнины и решил, что это бесплатный сахар. Он выпрыгнул через иллюминатор. Ему повезло, что он упал в сугроб. Мальчик удивился, что сахар совсем не сладкий и тает в руке. От холода он замерз и уснул. Так бы и умер, если бы его не нашли русские ребята. Они удивились, что он очень грязный, просто черный. Его долго мыли. Но понять друг друга дети не могли. Ребята привели его на свою елку, надев на него маску белого зайца. Все весело встречали Рождество.

* * *

Судьба, ты слишком жестока! Все могло быть иначе. У Бродского могло бы сердце не смертельно заболеть, а лечебно. И что он умирает это не на самом деле, а страшный кошмарный сон ему приснился. Когда он проснулся, он обрадовался, что не умер на самом деле и что он жив, и может писать стихи, без которых он жить не может, а нам без них скучно.

Несказанное

Разве можно выразить словами, как бабушка в пять лет бросила меня в воду!

Я начал барахтаться и тонуть, но не утонул. А когда мои ноги коснулись дна, я выбрался на берег и начал сохнуть. Что я чувствовал не могу передать!

Тихотворенье

Неслышным шагом в час ночной

Идет туман по скошенному полю.

Он очень бледный, он больной.

И мысли у него, чтоб улететь на небо.

Ода о пользе компьютера

Великой похвалы достоин компьютер!

Его можно привезти хоть на хутор!

Может он хранить столько информации,

Что не смогут записать все цивилизации.

Может заменить он друга,

Если одолеет скука.

Может в шахматы играть

С первым чемпионом.

Может стих твой записать.

Может стать ученым.

Я расту

Мне кажется, я повзрослел, потому что у меня складывается другое восприятие окружающего мира.

Во-первых, я научился довольно многому: лучше писать стихи, быстрее подбирать мелодии к песням, выделять из дроби целую часть, переводить обыкновенную дробь в десятичную, делить, умножать десятичную дробь и т.д., и т.п.

Во-вторых, я съедаю морковку целиком, а не оставляю стержень и ем его отдельно, как делал раньше.

В-третьих, я читаю более серьезные книги, чем раньше.

В-четвертых, у меня есть собственные компакт-диски.

В-пятых, меня не пускают в метро без билета.

В-шестых...

Ну, вообще, я расту!



На языке природы: боль


Березку поранили злые мальчишки,

И сок вытекает, как слезы из глаз.

Березонька плачет - так больно, так больно,

Но так уж бывало не раз.

Нож перочинный по ветке прошелся,

Березонька стонет, качается ночью,

Свежая рана ей спать не дает,

Бедное деревце скоро умрет.

Вот солнышко встало, сверкая кругом,

Зеленую ветку согрело лучом.

Березонька вновь зашумела листвой

И тут же забыла, что была больной.



Старый дом на евроремонте

Элегия

Спеленали дом жилой пыльной сеткой.

Дерево младое за балконною оградой крепкой,

Пытаясь радости найти,

Пробивается на волю сквозь просвет в сети.

Над окном лепнины скромный круг висит,

А над ней мотором кондиционер шумит.

Балконной двери проем

Не озарится солнечным лучом -

Он замурован красным кирпичом.

Ночь и день

На статуи гробницы Медичи

На гробнице Джулиано

День и ночь как сторожа

Две из мрамора фигуры

Охраняют прах лежа.

А сам герцог величаво,

Опершись на трон, сидит

И невидящим он оком

Все-таки на мир глядит.

Ночь скорбящая пройдет,

Светлый день опять настанет,

А в гробнице тихо мирно

Камень с камнем говорит

И на мраморные плиты

Слезу горькую ронит.



Подражание "Новой жизни" Данте

Отражения в окнах метро мне кажется, что это в таком же вагоне едут люди, только они такие старые, что кажутся прозрачными, а на станциях метро вовсе исчезают. Эти люди пришли с того света, а на станциях они не выходят, чтобы их никто не поймал, никто не заговорил с ними, чтобы никто не узнал у них тайну жизни на том свете и не попал туда раньше своего времени. Я решил написать об этом сонет.

Я ехал в подземном вагоне метро,

Там не было ветра и было тепло.

Кругом меня люди томились в толпе,

И вдруг я увидел старуху в окне.

Старуха, прозрачная, как целлофан,

В руке ее книга, как будто капкан.

А рядом сидит бледнолицый старик,

И шляпу надел он на темный парик.

Виденье исчезло - вновь стало светло.

И снова взгляд бросил я в это окно.

Но нету старухи и нет старика.

Кругом суетится живая толпа.

Вот поезд в туннель уезжает опять,

Старуха в окне начинает читать.

В этом сонете две части. Первая часть как я еду в метро. Вторая часть начинается словами "Старуха, прозрачная, как целлофан...". В ней я рассказываю про свои видения.


Переложение молитвы Франциска Ассизского

Хвала Тебе, Господи мой,

Со всею тварью земной,

За светила небесные,

За звезды чудесные,

За солнце светящее

И чудеса творящее.

Хвала Тебе, Господи мой,

За Мир, красивый такой,

За Ветер, дождь приносящий,

За Туман, над лугом висящий,

За Воздух, жизнь дарящий,

За Снег, все серебрящий.

Хвала Тебе, Господи мой,

С Водою, скромной такой,

За благую и плохую погоду,

За рыхлую земную породу,

Все живое кормящую

И Влагу приносящую.

Хвала Тебе, господи мой,

За Огонь, яркий такой,

За Лаву кипучую,

За Смерть неминучую,

Хвала Тебе, Господи мой,

За то, что Ты вечно со мной.

 

©2020 Vera Pavlova

  • Facebook
  • Instagram